Главная | География | Часовой пояс | Климатические условия | Название и истоки | Смоленское княжество |

Смоленск - история, общество, экономика
Новости

Экономика

Политика

Даты

История

Общество

Личности

Культура

Производство

Смоленск - город России

Обширная информация о городе

Сегодня 24.09.2018 г.

Параграфы раздела

Статистика ресурса


Колесницы, петроглифы, стелы

Колесницы, петроглифы, стелы

В последние годы участники организованной в 1969 г. Советско-монгольской комплексной историко-культурной экспедиции (СМИКЭ: руководители — академики АН СССР А. П.Окладников и А. П. Деревянко и академик АН МНР Ш. Нацагдорж) — археологи, историки, антропологи, этнографы, лингвисты — открыли и исследовали многочисленные памятники древней и средневековой истории Монголии.

К началу работ СМИКЭ мы знали очень мало о периоде бронзы в истории Монголии. Это была эпоха колесниц, изображения которых встречаются на скалах Западной и Северо-Западной Монголии, в Туве, на Алтае, в Казахстане. В погребениях на территории Китая были найдены остатки колесниц с впряженными в них конями. Известны иньские пиктограммы (XIII—XI вв. до н. э.), обозначающие боевую колесницу.

В середине II тысячелетия до н. э. по всей Центральной Азии распространяется бронзовая индустрия, представленная замечательными изделиями карасукской культуры (по р. Карасук в Новосибирской области). Древние мастера изготовляли великолепного литья кинжалы, ножи, боевые топоры, копья и наконечники стрел. Многие предметы украшались прекрасно выполненными навершиями в виде голов животных — чаще всего оленей, лосей, коней, козлов и баранов. Рога художник показывал всегда подчеркнуто огромными.

Но, пожалуй, самые яркие памятники бронзового века Центральной Азии, а значит, и Монголии — это высеченные из камня величественные стелы — знаменитые оленные камни. Они названы так потому, что на большей части из них выбиты фигуры «парящих» оленей с птичьими клювами и огромными ветвистыми рогами. Долгие годы было принято относить все эти стелы к скифскому времени. Так считалось потому, что изображения оленей были выполнены в скифо-сибирском «зверином» стиле, характерном для находок из причерноморских курганов.

На мой взгляд, решая вопрос о возрасте оленных камней, необходимо учитывать, что все они украшены изображениями типично карасукского оружия. В результате новых археологических раскопок в КНР были обнаружены кинжалы, ножи, чеканы середины II тысячелетия до н. э., аналогичные тем, что были показаны на оленных камнях Монголии.

Не так давно появились новые аргументы в пользу значительного удревнения этих памятников. Так, на севере Монголии на берегах реки Чулуут обнаружены высеченные на скалах фигуры оленей с птичьими клювами в одном контексте с изображениями колесниц карасукского времени. По этим петроглифам можно даже проследить различные этапы становления образа так называемого «скифского» оленя. Оно начинается с раннего бронзового века.

Поэтому, как мне кажется, нужно отнести оленные камни к карасукской культуре и датировать их серединой II тысячелетия до н. э. Скорее всего и те курганы, около которых иногда ставили стелы, со временем также удастся датировать и отнести не к скифскому, а к карасукскому времени.

Но американский профессор Э. Джакобсон (Jacobson) и советский археолог В. В. Волков считают, что оленные камни не принадлежали какой-то определенной культуре, ибо их находят и в плиточных могилах Восточной Монголии, и рядом с керексурами — курганами, насыпанными из огромных камней, — Западной Монголии, и даже в курганах Тувы. Напомню здесь, что плиточные могилы были характерны для Восточной Монголии, появились в начале бронзового века и сохранялись до раннего средневековья. На территории Центральной Монголии они встречаются наравне с курганами, что скорее всего означает не смену культур, а их сосуществование в течение короткого времени в эпоху развитой бронзы. Найденные в плиточных могилах оленные камни всегда стоят там вниз «головой». Их использовали при сооружении оградки как строительный материал, это свидетельствует о непочтительном отношении к этим стелам, созданным, выходит, задолго до сооружения плиточных могил.

Кстати, олень был тотемным предком карасукского населения, не потому ли впряженным в колесницу иногда показывали не коня, а оленя (или коня в оленьей маске - В Пазырыкском кургане на Алтае был обнаружен отлично сохранившийся труп коня, головной убор которого был украшен навершием в виде рогов оленя. —Авт.). Следовательно, оленный камень был посвящен предкам. Вот почему у оленей птичьи клювы: птица символизировала отлетевшего (умершего) предка.

В результате исследований советского антрополога Н. Н. Мамоновой, обмерившей черепа из древних погребений, выяснилось, что в эпоху бронзы на востоке страны жили монголоидные племена, хоронившие умерших в плиточных могилах, а на западе и северо-западе — племена европеоидные. Именно они сооружали керексуры и оленные камни, изображали колесницы на скалах.

На территории Монголии встречаются каменные изваяния сидящих на тронах персонажей в головных уборах с сосудом в руке. По мнению монгольского археолога Н. Сэр-Оджава, они относятся к древнетюркскому времени. Советский историк-монголовед Л. Л. Викторова и монгольский археолог Д. Баяр предложили новую интерпретацию этих скульптур, созданных, как они доказывают, в XIII—XIV вв.

Л. Л. Викторова считает, что монументы изображают представителей династии Чингисидов. Особенно интересную версию предложила она по поводу скульптуры красивого, атлетически сложенного мужчины лет сорока. Он показан с кубком в левой руке в отличие от остальных, держащих его в правой. Что же заставило художника отклониться от привычного канона?

Понять этот феномен Л. Л. Викторовой удалось только после того, как она обнаружила в «Сокровенном сказании» («Тайная исповедь монголов». Она составлена и, очевидно, не одним автором в 1240 г. В ней содержатся фрагменты древних мифов, былинного эпоса, легенды.) упоминание о сыновьях Чингисхана, об их борьбе за власть, о болезни Угэдэя — третьего сына, отличавшегося умом, высокомерием, твердостью характера, склонностью к вину и удовольствиям. Болезнь, судя по описанию, была похожа на гипертонический криз, но лекари-шаманы объясняли ее причину гневом духов. Они сообщили, что для излечения Угэдэя нужен выкуп перед небом близким ему человеком. А таким близким человеком в тот момент был только его младший брат Тулуй. Тулу и, видя неизбежность смерти, принял ее добровольно, выпив яд. Его супруга соорудила в память о нем статую. Сосуд в левой руке как раз и символизирует исполнение Тулуем обряда добровольного пожертвования ради спасения брата.

Э. А. Новгородова, кандидат исторических наук



11
1
ГлавнаяНовостиЭкономикаПолитикаДатыИсторияОбществоЛичностиКультураПроизводство
© 2006 - 2010, GSI